Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Неизвестный художник. Хор Архангелогородского епископа Арсения Верещагина. 1774

Поняв, что у меня как-то нет под рукой картин с новогодними елочками, решительно сказал себе «Долой банальности!», и выбрал на публикацию в первый день нового года вот эту картину. Сфотографировал я ее на выставке Сокровища музеев России.

Арсений (в миру Василий Иванович Верещагин) – личность весьма примечательная. (Как оказалось, понятно, что всю информацию о нем я нарыл уже позже, когда заинтересовался этой картиной). Собственно Архангелогородским епископом он пробыл всего пару лет. Потом лет восемь был Тверским и Кашинским, что не удивительно: родился он в Кашине в 1736 году, после учебы в московской Славяно-греко-латинской академии был учителем риторики в Тверской семинарии, в Твери же был пострижен в монахи, был архимандритом тверских монастырей. Потом он стал архиепископом Ростовским и Ярославским, а потом – Ярославским и Ростовским (кафедру в Ярославль перенесли).

Везде, где ему приходилось служить он покровительствовал музам. Сам стихи не писал, но речи и проповеди писал, даже публиковал их в первой российской провинциальной газете «Уединенный пошехонец», где сам и цензором был. Много содействовал развитию образования в семинарии, велел преподавать на русском языке, а еще ввел преподавание семинаристам физики (!) и гражданской истории.
Дневник еще вел, который, в основном, опубликован.

Небольшую статью о дневнике нашел вот тут:
http://www.radnews.ru/социальный-портрет-ярославского-арх/

Можно почитать в статье (О.Д. Дашковской), но не удержусь, приведу пару фрагментов. Просто такой какой-то мужик по этому дневнику вырисовывается, хозяйственный, но не чуждый красоты и какого-то милого простого самолюбования.

«Дневник» представляет Арсения как многоплановую, иногда противоречивую, но, безусловно, творческую натуру. Довольно часто в записках встречаются небольшие стихотворения, причём большая их часть, вероятно, принадлежала перу самого архиепископа («В кратких сих чертах изображен Арсений, в добрых же делах он будет незабвенен»*1). Иногда встречаются рифмованные записи на латыни. Так, накануне Нового года Верещагин отметил: «Anni fie finis, gloria Irinis» (Год подходит к концу, слава Ирине).

Ярославский архиерей красочно описывает погоду в епархии: «По утру в третьем часу пополуночи было северное сияние, красные столбы и белые полосы», или «Лёд на Волге много трогался и против Ярославля прошёл, а выше остановился», или «Тепло и красно». Художественные зарисовки у Арсения часто переплетаются с заметками о хозяйственных нуждах. Так, 13 апреля 1709 г. он записал: «Зимняя погода. Слито английского пива поокислова для перегону в водку 137 бутылок».

В рукописи «Дневника» в отличие от его опубликованного варианта представлен далеко не аскетический образ жизни ярославских преосвященных.
Это подтверждается описанием купленных для архиерейской трапезы товаров: «Прислано от купца Польского го Москвы икры шесть банок, ящик горчицы, оливков,… закусок четыре ящика, сок лимонный, два бочонка с миногами, две большие сёмги и ананас». Употреблялись в Спасо-Преображенском монастыре и алкогольные напитки: «Из Кашина Терлинов привез разных вин шампанского 24 бутылки, бургундского 12 бутылок, пива 24 бутылки,… португальского 3 ведра, красного шампанского 3 ведра». Такие покупки ярославский архиерей совершал не только для себя: очень часто в его доме устраивались приёмы высокопоставленных светских или духовных персон (генерал-губернатор А. П. Мельгунов, губернатор П. И. Аксаков, обер-прокурор А. И. Мусин-Пушкин, архимандрит Ириней).


Из «Дневника» следует, что Арсений был довольно болезненным человеком, страдал расстройствами кишечника, подагрой, зубной болью. Его частыми посетителями были доктора. Архиепископ даже записывал некоторые их рецепты: «От лихорадки горчицы, чесноку головчатого, редьки, хрена сырого истолочь и, смешав вместе, положить в штоф, налив французской водки полштофа, стоять на солнце двое суток».


Последняя запись в Дневнике сделана за трое суток до его смерти.

Ученых, конечно же, интересовало в первую очередь знакомство Арсения с Мусиным-Пушкиным. По распространенной версии Алексей Иванович Мусин-Пушкин нашел Слово о Полку именно в Ярославле и в то время, когда Арсений переводил кафедру из Ростова в Ярославль. И что Арсений вполне поспособствовал приобретению Мусиным-Пушкиным рукописи Слова. Но посмотрел в Вики статью о Слове, и вроде сейчас стали подозревать, что на самом деле Рукопись не в Ярославле нашли. Что Алексей Иванович заиграл рукопись (а он был Обер-Прокурором Синода) из библиотеки Кирилло-Белозерского монастыря, взял почитать и не вернул. Так что, может, и не причастен наш Арсений к известному произведению.

Однако, поближе к живописи. Сохранилось несколько портретов Арсения. Он рассылал их всем в знак своего расположения. Эта картина была, кажется, в Кашине, и стала одной из первых картин в коллекции Тверского музея, еще задолго до революции приобретена была. Иногда это были групповые портреты, как и приведенный в этом посте. Если приглядитесь, то увидите, что все хористы помечены циферками. А на обороте должен быть список всех изображенных. Увы, в Интернете этого списка я не нашел, только сам факт его существования. Придется просить жителей Твери зайти в музей, найти там эту картину, перевернуть ее и переписать список! Тогда мы выясним кто это и сколько им лет было в момент написания картины. А то даже непонятно, дети это, подростки или взрослые.

И, наконец, главный вопрос: а что поет хор? Можно, конечно, попытаться расшифровать записи в книге перед Арсением. Но лично мне кажется, что это «Маленькой елочке холодно зимой»! Потому что – а что еще можно петь с таким воодушевлением в первый день года?

С Новым годом!

Страничка выставки на моем сайте:
https://www.myvirtualmuseum.ru/text/moscow/manege/russiantreasures2.htm

Collapse )

Таштыкские погребальные маски

Таштыкские погребальные маски

Не помню, выкладывал в свое время или нет, но не грех и еще раз выложить, потому что меня эти маски впечатляют.

Таштыки жили примерно во времена Христа (по паре столетий до и после) на юге Сибири. Это современные Хакасия и юг Красноярского края. Саяны, Минусинская котловина и все такое. Культура названа по речке Таштык. Собственно говоря, кем они были – непонятно. Киргизы и хакасы пытаются считать их своими предками. Примерно в то время по этим местам прошлись гунны, покорив местное население (европеоидное, кстати)

Это не совсем лицевые посмертные маски. Гипс накладывался поверх покрывала, которым накрывали лицо, поэтому маски схематичны. Иногда, вроде, и просто как попало лепили. Маски клали в могилу, причем практиковалось и трупосожжение, тогда маски клали на тряпичные куклы. Несмотря на схематичность – полное ощущение того, что люди, которым полторы-две тысячи лет сейчас откроют глаза. Именно по маскам решили, что знать у этой культуры была скорее монголоидная, а простое население – европеоидное.

Эти маски из Исторического музея (Вики утверждает, что должны мыть быть в Эрмитаже, Абакане и Минусинске). Сейчас, воде бы, стенд с таштыкской культурой убрали. Просто музей время от времени обновляет экспозицию.

Это я фото с бывших Яндекс-фоток потихоньку на сайт переношу:

https://www.myvirtualmuseum.ru/text/moscow/gim/gim_first.htm

Collapse )

Кузнецов Павел Варфоломеевич. Киргизские пастухи. 1926

Вчера все-таки забежал, совсем ненадолго на выставку Павла Кузнецова «Сны наяву» в Инженерном корпусе. Это Лаврушинский, 10, рядом с основным зданием. (По-моему, там есть проход в основную экспозицию, но не уверен.) Фотографировать, конечно же, нельзя. Точнее, я разговорился со смотрительницей, она сказала, что на телефоны можно, а вот с такими большими фотоаппаратами как у меня надо всех гонять. Но я и не спорил, поболтали о выставках, о детской школе Третьяковки (там просто перед картинами вольготно расположились детишки лет 6, достали краски и стали хищно присматриваться к висящим на стенам картинам). Так что если у кого есть мобильник, которым он умеет пользоваться, тот может попытать счастья. Проблемы будут, потому что многое под стеклом.

Картин на выставке много, я думаю, что под сотню, если с графикой. Конечно, есть «Голубой фонтан», открывающий выставку. Картины предоставили ГТГ, Русский музей и Саратовский музей, причем, картин из Саратова много (художник родился в Саратове). Есть и картины из частных собраний, тоже прилично, десятка два.

Для справки. Павел Варфоломеевич Кузнецов в первую очередь один из основателей «Голубой розы», художественного объединения поздних символистов. Картины у него в синих и голубых тонах, самая известная как раз «Голубой фонтан». У меня ее нет, а на выставке ее снимать, кстати, было бы сложновато. Стекло. Вообще все такое у него зыбкое, растворяющееся и истаивающее. Потом он ездил в Крым и Киргизию. Вот как раз киргизские и вообще среднеазиатские картины его мне чаще всего попадаются. После революции остался в СССР, соцреализм у него получился такой неколько детский, потому что художественной манере своей он не изменил. Картин советского периода тоже много на выставке.

«Киргизские пастухи» на выставке есть, но фотографию эту я сделал раньше, на Крымском валу.
В качестве маленького хвастовства: я бы мог добавить к выставке картины Кузнецова из Рязани, Ярославля, Курска… :)
Collapse )

Аристарх Васильевич Лентулов. Женщины и фрукты. Часть диптиха. 1917

На некоторое время оставим Третьяковку и переместимся в Рязанский областной художественный музей имени Пожалостина. Впрочем, останемся почти в том же периоде. В Третьяковке Лентулов висит в соседнем с супрематистами зале.

А вторая часть диптиха в Омске. А в Омске я пока не был, и что там с музеями – не знаю!

ЗЫ. Разве можно утверждать, что Омск существует, если ты в нем не был?

ЗЗЫ. Но Лентулов тут очень Лентулов. Так и ждешь, что женщины зазвучат как колокола

Collapse )

Голополосов Борис Александрович. Совхоз близ Волги. Ярославль. 1929

Еще одна картина Бориса Голополосова. Опять яркие цветные полосы, даже не знаю с чем сравнить!
В Википедии написано, что в 1937 году был исключен из МОССХ (Московского общества союза советских художников) за формализм. Обратно в союз художников был принят только в 1978.
Википедия говорит также, что картины Голополосова находятся помимо Третьяковки в Архангельском музее (художник там родился) и в Нукусе (Нукус – это совершенно замечательная точка на музейной карте)

Collapse )

Чернов Юрий Львович. В мурманском порту. 1961

Продолжу выкладывать скульптуры с деталями, которые предполагаются, но скульптором не показываются. По прежнему все из Государственной Третьяковской галереи на Крымском мосту.

Не знаю как вам, а я машинально посмотрел наверх, пытаясь определить, куда же там крепятся тросы крюка подъемного крана. Получилась обманка. Потому что выглядит, как будто тяжелый ящик висит, а рабочий сзади пытается его удержать/передвинуть. А в реальности скульптура – этакая пирамидка, у которой отсекли лишнее. Глаз – во всяком случае, мой – обманывается, пытаясь определить распределение масс и точки приложения силы в скульптуре.

Наверное, идея напрашивающаяся, не новая ми вообще. Но мне, как неофиту в изящных искусствах было довольно интересно все это рассматривать.

Collapse )

По поводу съемки в музеях

А давайте я расскажу свои курские музейные приключения.

Курская картинная галерея имени Дейнеки имеет очень неплохие коллекции, но совершенно не имеет своего постоянного помещения. Совсем. Когда-то давно она располагалась в соборе. Потом – еще при советской власти переехала в небольшой купеческий особняк. Уже в российские времена ей приобрели выставочнй зал. Это двухэтажная пристройка к обычному жилому дому. В итоге из примерно двух тысяч картин экспонируются не более сотни. Они меняются, то есть этакие постоянные выставки из запасников. И не выставляются многие картины, от которых не отказались бы и московские и питерские музеи. В частности я так и не увидел свою любимую Виже-Лебрен.

К чести курян – выставочный зал классный. По развеске картин, постановке света и т д. Очень небольшое количество картин мне приходилось снимать под углом (в отличие от Воронежа, где все наоборот и даже от Эрмитажа). В общем зал – на вполне современном уровне, и в европейских столицах за такой не стыдно. И замечательные книжки о музее.

Ну вот, пришел я в музей, билет стоит 20 рублей (полный). А вот с билетом на фотографирование – проблема. Дело в том, что стоимость одного снимка в музее – 25 рублей. Я не оговорился – именно один снимок.
- Вы же не собираетесь снимать все! – воскликнула кассир.
А я же как раз и собирался снять все.
- Мне жалко ваших денег!
Я предложил оставить тысячу в залог. Спросил, сколько у них экспонатов.
Мне с гордостью ответили, что свыше 10 000.
- Не, - сказал я, - это в запасниках. Меня туда не пустят. А сколько в экспозиции?
Заинтересовавшийся охранник притащил журнал приема-передачи дежурства, где отмечалось количество ценностей под охраной. Получалось сотня с небольшим.
Договорились, что я похожу по музею, а потом разберемся. Я сам сказал, сколько у меня кадров сейчас на фотоаппарате.

Естественно, я методично сфотографировал практически все выставленное. (Не все иконы и ДПИ) Поболтал с хранительницами, и о музее и о том, как в других музеях относятся к фотографированию (по разному). Приходила и искусствовед, тоже интересовалась зачем я снимаю. Я сказал, что вот хобби такое, почему бы и нет. Никак коммерчески использовать не буду, но альбом на фотках создам в интернете. Ее вполне объяснение удовлетворило. Вообще я там единственным посетителем был, почему не поговорить?

А потом я вернулся вниз, в кассу. Сказал, что сделал около трехсот кадров, но подавляющее большинство – технические. Таблички, плюс еще по несколько кадров на картину часто тратишь, плюс фотографии залов. В общем, сошлись на съемке 100 экспонатов.
- Две с половиной тысячи, - развела руками кассир.
Я заплатил. Чуть прервусь. Не помню, писал ли я тут, но в реале всегда говорил, что готов платить нашим музеям за билеты. Просто, это гораздо правильнее даже благотворительности, когда музей зарабатывает на посетителях. Да, 2500 – это, пожалуй, для меня где-то на верхней границе, дальше уже бы жаба стала душить сильно и я задумался. Но – назвался груздем… В общем, о потраченном не жалею.

Но история не закончилась на этом.
- Подождите, - сказала кассир, - я же не для себя деньги беру. Это такой приказ, я должна вам выдать билеты.
Проблема была в том, что максимальный номинал билетов – это как раз те самые 20 рублей.
- Куда я их дену! – я попытался отмазаться, но не удалось. Пришлось брать сто с лишним билетов в галерею. А еще я купил там замечательные путеводители по коллекции. Даже потом изменил маршрут – заехал в отель, чтобы оставить все это.

Collapse )

Желаю курянам как можно скорее обрести свой собственный дом для галереи. Построили же их соседи белгородцы новейшее музейное здание!

Увы, в другом курском музее – краеведческом – приключения продолжились и я проиграл.
- У нас можно фотографировать не сами экспонаты, а только себя на фоне экспонатов. – сказала мне кассир краеведческого музея. – А так как вы один, то сами себя вы фотографировать не сожжете, поэтому билет фотографический я вам не продам.
И тут я растерялся. Устал уже, наверное. Стал чего-то говорить про фотографирование залов… но увы, приказ в этом музее и фотографирование залов не предусматривал. Надо было сказать, что я буду фотографировать других посетителей (в этом музее в это самое время ходили еще мама и дочка, так что такая постановка вопроса не выглядела бы издевательством), что могу фотогарфировать смотрительниц и т д.
Но в итоге у меня остались только три фото залов, что снимал украдкой – а это все-таки не то. Плюс еще фотографии на открытой площадке, где съемка была разрешена, и, кстати, там я нашел один очень интересный для себя экспонат.

В третьем музее - музее археологии - никаких фотоприколов не было. Разве что ждать кассира пришлось, она куда-то ушла поговорил с охранником пока. Сколько-то стоила фотосъемка, сейчас уже не вспомню сколько. Мне включали свет и открыли зал с золотым кладом гуннов (я опять-таки был единственным посетителем; сотрудники говорили, что работают, в основном, для организованных групп, то есть школьников и студентов). У курского музея археологии есть замечательный сайт, там все его витрины сфотографированы!

Вот и все. Вот сейчас думаю. Приехал москвич, стал сорить деньгами, устроил самый настоящий фотодебош… :).

Зато понятно, чем фотосъемка посетителей в музеях отличается от фотосъемки на выделенных блогерских экскурсиях!

Ярославль. Город на тысячу рублей

- А у вас наши, ярославские деньги есть? - спросил у нас один мужик на прогулочном катере.
Туристы смотрят на достопримечательности и пытаются сфотографировать так, чтобы в кадр попали деньги и оригиналы.

Под катом - Часовня Казанской иконы Божьей Матери. Тысячу рублей уж сами смотрите. Свои!

ЗЫ. Интернет тут есть в отеле, но плохой

Collapse )

Воин-освободитель в Трептов-парке

Хорошее место. Спокойное.
Почти никого нет. Правда, мы уже почти вечером были, что заметно по фото. Да еще и день сегодня пасмурный (но без дождя). Немногие посетители почти все говорят на русском. Слышал английскую речь, точно гуляли там две немецкие женщины на велосипедах. Деревья парка свсем скрывают памятник от взгляда снаружи парка. Даже сейчас, когда листвы нет. То есть какая-то строгость, символичность, но помпезности нет. Или уже нет. Очень чисто вокруг.
Интересно, что в путеводителях, купленных в Москве о Воине-освободителе почти ничего нет.

Увы, цветы рядом не продавались, а привести с собой не догадались. Но цветы у входа в постамент (который был закрыт) лежат.

Collapse )

Крокои́т

Из Вики:
Крокои́т (др.-греч. κρόκος — шафран), красная свинцовая руда —коллекционный минерал класса хроматов, хромат свинца островного строения.

На самом деле – просто первый попавшийся камешек из геологического зала музея естественной истории в Берлине. Ничем особо не примечательный, разве что наш земляк из-под Екатеринбурга.
Эх, не дали мне там все экспонаты сфотографировать. Утащили. Вряд ли их там больше тысячи

А вот передача цветов минералов на фотографиях – совсем неизведанная для меня область.
Collapse )