Category: животные

Ватагин Василий Алексеевич. Кошка. 1925

Не ожидали? Котики рулез! Точнее, кошечка, поверим табличке. Она одна, но в двух ракурсах и совершенно уверена в своих силах. Она же из Третьяковки!

Да, есть такие художники и скульпторы – анималисты. Василий Ватагин как раз из них, и сейчас на Крымском валу проходит целая выставка его скульптур. Это какая-то неофициальная выставка, то есть, нет объявлений о ней как о выставке, но в залах стоит с десяток его работ. Не только кошачьи :). Ищите искру в кошке, но осторожнее, это тоже дерево!

Сравнивайте!:
Вожди тут
http://zametilprosto.livejournal.com/448309.html
Обнаженная женская натура тут:
http://zametilprosto.livejournal.com/448560.html

Collapse )

Адольф Менцель. Атака сокола на голубя. 1844

Еще одна картина Менцеля, опять-таки, как я понимаю, не из основных. Но показывает его разносторонность, так как картина орнитологическая!

Вот не уверен, что правильно перевел слово STOSSEND, автопереводчик пытается сказать, что сокол «толкает» голубя, но это как-то неправильно. Интересно также, насколько художник хорошо представлял себе натуру. Потому что перья хищника странно топорщатся. Интересно – можно вообще опознать по картине вид сокола? Или это что-то обобщенное? Все-таки, как я понял, художник скорее был романтиком, в смысле, отдал должное романтизму как стилю.

Collapse )

Софронова Антонина Федоровна. Фазан и серые птицы. 1936

Почему-то попросили птичек выложить. Не так-то просто найти птиц в музеях, чаще рисуют млекопитающих (напомню, что человек – тоже млекопитающее). Но в Третьяковке (на Крымском) есть и птички! Любуйтесь!

Collapse )

Ерошкин Филипп Дмитриевич. Как мыши кота хоронили. Конец XIX – начало XX в.

Посмотрел еще что есть в Интернете по поводу Богородской резьбы. Пожалуй, вывод будет такой. Промысел мог развиться в аналог японских нэцке, но все-таки так и не смог стать полноценной школой. Просто потому, что был не нужен образованному и имеющему деньги слою российского наеления. Помощь отдельных подвижников вроде Саввы Морозова спасти его не могла. В советское время он тоже оставался на периферии, моды на нее не помню (даже если сравнить с лаковой миниатюрой Палеха или ростовской финифтью, павловскими платками или поносами из Жостова. Про Гжель вообще молчу.) Сейчас же промысел едва выживает.

В музеях, как я понимаю, надо искать «китайскую мелочь» отца автора этой работы – Дмитрия Николаевича Ерошкина.

Собственно косторезные промыслы в России тоже есть, но у меня в моем «виртуальном музее» их не имеется.

Collapse )

Зарянко Сергей Константинович. Портрет М.В. Воронцовой. 1851

Я задал в флешмобе Зарянко и благодарен за быстрый ответ:
http://simplyzet.livejournal.com/119855.html
Хочу сам тоже пару слов сказать о художнике. Он как-то провалился в межвременную щель и сейчас практически неизвестен. В каком-то смысле этот художник – связующее звено между известными русскими живописцами (кстати, сам он - белорус) и еще между Москвой и Питером. Он – ученик Венецианова и выпускник Петербургской Академии Художеств, а сам был одним из первых учителей в Москве (стоял у истоков московского художественного образования), учил Перова, Пукирева…

Стиль можно было бы обозначить как гиперреализм или фотореализм, если бы эти слова уже не были бы заняты за американскими живописными направлениями. И если не задумываться о фотографии (цветной!) в середине XIX века. Но не поленитесь, пройдите по ссылке. Посмотрите, например, на портрет его дочери Наташи. Я когда первый раз увидел его среди прочих в Яндексе, подумал, что в результаты поиска затесалась современная фотография. Ну, мало ли, девочка-однофамилица.

В моей коллекции две картины Зарянко. Одну представляю, она из Третьяковки. Вторая из орловского музея.


Collapse )

Мясоедов Григорий Григорьевич. Собака черная. Начало 1880-х

Что-то пока не получается добавить новые картинки. Хочется чего-нибудь теплого и уютного. Котиков нет, есть собачка из Орловского музея изобразительных искусств! Это же просто какой-то портрет животного, а не рисунок анималиста...

Collapse )

Новая выставка в ГМИИ. (С вопросами к орнитологам)

В Москве Музей изобразительных искусств имени Пушкина, в добавления к итальянцам завез еще и фламандцев из собраний Лихтенштейнов. Выставка называется «Рубенс, Ван Дейк, Йорданс… Шедевры фламандской живописи из собраний Князя Лихтенштейнского» и продлится 19.11.14. Она была жутко распиарена по телевидению и в газетах, в итоге мне пришлось стоять часа полтора, чтобы попасть внутрь музея.

Разместили ее на втором этаже, в холле, что создало определенные трудности при просмотре (узковато там вокруг лестницы). Действительно Рубенс (которому отведен отдельный зал), правда, без .. кхм… корпулентных дам, с которыми он почему-то у меня ассоциируется. Главная работа – маленький портрет его дочери – Клары-Серены. У ван Дейка много портретов, пожалуй, именно это и есть главная часть экспозиции. Картин Йорданса меньше. Помимо них – Снейдерс, Питер Брейгель Младший, он же Адский (но картина совсем не адская) и ряд менее известных авторов.

Фотографировать разрешают, ура! Многое под стеклом, но размещено удачно, блики и отражения можно избежать во многих случаях. Пожалуй, надо подождать и сходить еще раз. Просто потому, что народ ходит, картины смотрит. А они довольно большие, чтобы сфотографировать отойти надо, а тут постоянно кто-то влезает в кадр! Причем круто так влезает, что сигнализация на приближение срабатывает!

А еще много вопросов выставка ставит перед зоологами, любителями животных, и – особенно орнитологами. Вот попугай на картине Йорданса реальный или выдуманный? Какие птицы участвуют в «Птичьем концерте»?

И главное – может ли кошка (то есть львица) вот так извернуться (и еще позировать в такой позе художнику!)? Я поначалу вообще решил, что это мертвое животное с перебитым хребтом…
(И почему Йорданс Жак, а не Якоб?)

Под катом 11 из 55 картин выставки

Collapse )

Вена. Музей естественной истории (естествознания)

Этот музей, как и его брат-близнец – музей истории искусств – был открыт в 1889 году. Габсбурги давно собирали различные коллекции, которым в итоге стало тесно в Хофбурге, и для их построили специальные здания, друг напротив друга. Здания весьма помпезные, глядя на них и снаружи и изнутри прекрасно понимаешь, что Вена – это столица Империи, пусть и бывшей.
У нас прямого аналога музеям естественной истории нет. Придется объединить Дарвиновский музей (а также другие биологические музеи, имеющиеся в Москве, мне он больше напоминает зоологический музей МГУ), Палеонтологический музей, залы древнего человека Исторического музея и еще что-нибудь по геологии (скорее – опять-таки МГУ, только геологический музей).
Третий этаж посвящен зоологии. Если в Дарвиновском музее в Москве витрины сделаны (насколько я помню) по природным зонам, то в Вене расположение экспонатов – тематическое. Так и двигаешься, как по учебнику зоологии, Вплоть до древнейших людей и их горшков и украшений. Коллекция богатейшая. У витрин так и хочется «зависнуть». Это сложно сделать, когда с тобой Младший. О сам Младший умудрился «зависнуть» у действующей модели динозавра. (Вот, кстати, отличие от наших музеев – отсутствие стремления к академичности; впрочем, наши тоже становятся вполне «детскими» музеями).



Collapse )